Главная » Статьи » Фотогалерея » Города

Письмо на бристольском картоне

Город доков, город искусства, город соборов – все это Бристоль, насквозь продуваемый морскими ветрами. Моря из города еще не видно, но оно ощущается во всем: в стоящих в гавани портовых кранах, в криках птиц, в повадке рулевого речного трамвайчика. И конечно, в смелости и размахе инженерной мысли строителей мостов, трансатлантических кораблей и огромных самолетов.
 
А еще Бристоль – это традиции заморской торговли с колониями. Торговали китовым усом и пряностями, рабами и табаком, станками и сукнами. Из Бристоля отправлялись во все концы мира. Поэтому совсем неудивительно, что именно здесь был создан музей стран Содружества (ах, эта политкорректная эпоха! читай – Британской империи), символично расположенный в примыкающем к вокзалу здании. Не музей – целая книга с картинками. О том, как англичане осваивали наш крошечный шарик («Твое бремя – бремя белых!»); как селились в обеих Индиях и привозили туда семьи; как покупали и освобождали рабов, как строили железные дороги в джунглях и рыли каналы в пустыне; как охотились на слонов и леопардов и шили манто из бархатистых шкур… И очень много «сувениров», особенно из Африки: ритуальные маски и чаши, страшное оружие не знавших железа туземцев, утыканное зубами акул и прочих приятных существ. Есть даже перьевая накидка гавайского вождя, вроде той, которую носил тип, скушавший Кука. И это великолепие отдано на разграбление всем пяти чувствам. Можно понюхать корицу и гвоздику в колониальной лавке, пощупать мех бобра, примерить тропический шлем, поиграть волшебным фонарем с тасманийскими видами, послушать рассказ танцовщицы австралийского кабаре о жизни в Содружестве или песнопения на буддийском празднике в деревушке Бангладеша.
 
А потом сворачиваешь к готической церкви Девы Марии на Редклифф. Елизавета I, дама со вкусом, сказала как-то, что это самая красивая приходская церковь во всей Англии. Можно ли не учесть такую рекомендацию? И впрямь, церковь изумительная, с готическими шпилями, словно вылепленными из мокрого песка, кружевными порталами, монстрами  у подножий колонн, потрясающими витражи – и средневековыми и современными. Но Бристоль –слишком креативный город, чтобы ограничиться стандартным набором храмовых достопримечательностей. Поэтому в этой церкви есть и совсем уж необычная штука. Называется – хаотический маятник: крест, на котором параллельно поперечной перекладине укреплена на шарнире трубка с открытыми концами. В нее из центра креста подается с постоянной скоростью вода. И, естественно, она выливается, наклоняя трубу то в одну сторону, то в другую. И никакая наука не может предсказать, куда она наклонится в следующий раз, так что это воплощение абсолютного хаоса и случайности. «Божий произвол», - говорят служители при церкви, скромно потупив очи. 
 
Дальше – гавань. Вот тут-то как раз и чувствуешь, что Бристоль – город-порт. Краны, катера, шлюзы, змеящиеся смоленые канаты на пристани… При ближайшем рассмотрении, правда, оказывается, что это всего лишь искусно сохраненная декорация, игра в прошлое. Действующий порт вынесли за пределы города (современные суда в гавань не втиснутся, да и из кранов самый мощный - на 10 тонн, по нынешним меркам почти игрушка). А описанные элементы пейзажа сохраняются исключительно как «индустриальное наследие». Не могу сказать, впрочем, что это портит удовольствие. И то сказать, потрясающе солнечный день, свежий ветер и аромат воды, ряды веселых разноцветных домов на высоких берегах гавани – само по себе приятно. А тут еще портовая экзотика без портовых запахов и пролетариата!
 
«Движимые» свидетельства технического прогресса хранит Индустриальный музей. На первом этаже стоит всяческий транспорт: кареты, телеги, автобусы, автомобили, железнодорожные вагоны и дома-автоприцепы (в том числе самый первый – конца 19 века). На втором – история печати (а вот попробуйте там удержаться и не спереть буковку из старинной печатной кассы!), и, конечно, судостроение, оборудование портов и прочее. Но Бристоль славится не только морскими кораблями, но и воздушными судами. Это крупнейший центр производства  вертолетов и самолетов. Что и отражено в экспозиции с трудом втиснутыми в высоченный зал громоздкими машинами. Очень забавно наблюдать, как мужики с умным видом знатоков исследуют огромные моторы. А я влюбилась в маленький полицейский вертолетик с задранным хвостом. В Бристоле, между прочим, строили и гигантские «Конкорды». От одного из них, вышедшего в отставку, отпилили нос и тоже поставили в музей. Так что можно заглянуть в кабину и попробовать отгадать, что из приборов – альтиметр, а что – спидометр, и какую палку надо держать прямо.
 
Главная достопримечательность гавани – два корабля-музея. Звезда экспозиции, конечно, первый трансатлантический лайнер «Великобритания», где можно пошастать по машинному отделению, заглянуть в огромный шикарный салон, и даже покрутить штурвал. А рядом, в Центре морского наследия, стоит вытащенный из корабля винт. Не «Титаник», конечно, но метров пять-шесть в высоту, пожалуй, наберет.
Там же стоит и  «Мэтью» - точная копия того корабля, на котором уроженец Бристоля, Джон Кэбот, открыл Ньюфаундленд. Постоишь на квартердеке и сразу почувствуешь себя бравым мореплавателем.
 
После морских приключений пора возвращаться в Старый город. Но, если лень обходить гавань пешком, можно воспользоваться маршрутным катером и за очень умеренную плату домчаться до центра, по дороге еще раз с воды посмотрев на корабли и лебедей. Катерок, несмотря на всю экзотичность, вовсе не туристический транспорт – бристольцы пользуются им вместо автобуса.
 
В центре главное здание, конечно, собор, огромный и очень красивый, с удивительными звездчатыми арками. А под ними невесть как попавшая сюда толстенькая птичка-красногрудка, вальяжно скачет, пританцовывая, по плитам хоров под густую до осязаемости мелодию органа. Служебные же залы, прилегающие к собору,  украшены геометрической резьбой и арками с «собачьим зубом» - моднейшим узором начала двенадцатого века. Выглядят арки так, как будто резчики только вчера сдали их придирчивому заказчику.
 
Наверху крутой чудесной улицы, в здании университета – городской музей и галерея изобразительного искусства в одном флаконе. Посередине холла висит «летательный аппарат тяжелее воздуха» - несколько бамбучин и метры ткани, - созданный в Бристоле. Прадедушка Конкорда. Есть там и славная египтологическая коллекция, даже с реконструкциями погребений и рентгеновскими снимками мумий, и , почему-то в одном зале с коллекцией пианино - бристольские динозавры. На балюстраде выставлены геологические экспонаты: университетская коллекция минералов, огромная аметистовая друза и какие-то странные фосфоресцирующие камни, излучающие в темноте инопланетно-синий свет. А в глубине музея – прекрасная коллекция живописи: Робертс, Нэш, очень неплохая местная Бристольская школа, ироническая Берил Кук с ее толстозадыми англичанками, довольно посредственный Гейнсборо и портрет принцессы Карабу – легендарной самозванки девятнадцатого века, простой необразованной девушки из портового района, сумевшей несколько месяцев водить за нос все высшее общество Англии.
 
Странная несопоставимость сокровищ городского музея, местами напоминающего лавку древностей, довольно четко отражает структуру города. Ничего особенного в смешении стилей вроде бы и нет - такие же квадратные башни церквей есть в Вустере, такие же полукруглые георгианские строения – в Бате, такие же дома в Лондоне и Глазго.  Но перспективы, которые они создают, поистине уникальны. Каждый угол и каждый дом хочется запечатлеть на веки вечные, чтобы потом смотреть долгими зимними вечерами и умиляться. Впрочем, какая еще зима?  Мой Бристоль остался на пленке февральской нежной прелестью, мелкими розовыми цветочками в палисадниках, подснежниками и набухающими бутонами нарциссов.
 
И вот, наконец, сердце старого города – Рождественская лестница, открывающаяся зданием с башенками, окном-фонарем, круглой лестницей  -  восстановленная богадельня, построенная в 1497 году. При нем посвященная Трем Царям часовня -  подлинная, пятнадцатого века с чудесными рельефными изображениями волхвов совершенно мавританского вида. Лестница круто спускается вниз, мимо антикварных магазинчиков с марками и военной атрибутикой, пабов и клубов на центральную улицу. А та разочаровывающе скоро приводит назад, к старинному вокзалу, а с ним – и к новым странствиям по британской ойкумене.

Бристоль занимает площадь 110 км², омывается на северо-западе Бристольским заливом, на севере граничит с церемониальным графством Глостершир, на юге — с церемониальным графством Сомерсет. Старый город расположен на правом берегу реки Эйвон, а пригороды Редклиф и Клифтон — на крутых возвышенностях левого берега. На месте Бристоля во времена Римской империи существовал военный лагерь Абона (лат. Abona), от которого к Бату вела мощёная дорога. После заселения Британии англами местечко было переименовано в Brycgstow (рус. «Место у моста»). В XI веке переправа через Эйвон была укреплена норманнскими феодалами, которые возвели здесь один из самых величественных замков в западной Англии.(Википедия)  

Далее...

Есть прекрасная страна, и зовется она Англией. В этой стране ярко-зеленые лужайки, тихие романтические города, цветы в ноябре... Одно в Англии плохо: климат. По ночам опускаются туманы, такие, что в двадцати шагах не заметишь человека; наутро на полу крытого перехода лужи от сконденсировавшейся влаги; да и просто дожди идут.


Если вы жили в Англии, то, вероятно, прочитав эти заметки и посмотрев фото вы, хоть и не надолго, вернетесь на острова. Если же вы там не бывали - то, надеюсь, у вас будет желание там побывать.
Прочитать...
Категория: Города | Добавил: (15.01.2017)
Просмотров: 570
    
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
РЕГИСТРАЦИЯ ВХОД
Для перехода к статье нажмите
Х
(X);