Главная » Статьи » Умные разговоры » TED и вокруг

Решения правильные и не очень
TED на русском в Контакте




Мы приводим для гурманов и изучающих английский часть текста лекции.
Если такая форма Вам интересна - пишите. Будем развивать.
 We all make decisions every day; we want to know what the right thing is to do -- in domains from the financial to the gastronomic to the professional to the romantic. And surely, if somebody could really tell us how to do exactly the right thing at all possible times, that would be a tremendous gift. It turns out that, in fact, the world was given this gift in 1738 by a Dutch polymath named Daniel Bernoulli.  Все мы ежедневно принимаем решения. Мы хотим знать, как поступать правильно -- в различных областях, будь то финансы, питание, профессиональная деятельность или романтические отношения. И уж точно, если бы кто-то мог нам посоветовать, как правильно поступать в любой ситуации, это было бы для нас величайшим подарком. Оказывается, в сущности, мир получил этот подарок в 1738 году от голландского ученого по имени Даниил Бернулли.
 And what I want to talk to you about today is what that gift is, and I also want to explain to you why it is that it hasn't made a damn bit of difference. Now, this is Bernoulli's gift. This is a direct quote. And if it looks like Greek to you, it's because, well, it's Greek.  И сегодня мне бы хотелось рассказать, в чем состоит этот подарок и вдобавок объяснить вам, почему он ничего ничуточки не изменил. Итак, вот этот подарок Бернулли. Прямая цитата. Вам это может показаться китайской грамотой... ну, возможно, потому, что это на греческом.
 But the simple English translation -- much less precise, but it captures the gist of what Bernoulli had to say -- was this: The expected value of any of our actions -- that is, the goodness that we can count on getting -- is the product of two simple things: the odds that this action will allow us to gain something, and the value of that gain to us. In a sense, what Bernoulli was saying is, if we can estimate and multiply these two things, we will always know precisely how we should behave. Now, this simple equation, even for those of you who don't like equations, is something that you're quite used to.  А в простом переводе на английский -- намного менее точном, но он передает суть сказанного Бернулли -- это то, что ожидаемая ценность любого нашего действия -- то есть, полезность результата, который мы рассчитываем получить -- равняется произведению двух простых вещей: вероятности того, что это действие позволит нам получить результат и ценности этого результата для нас. В некотором смысле, Бернулли сказал, что если мы сможем оценить и перемножить эти два фактора, то всегда точно будем знать, как мы должны поступить. Итак, эта простая формула, даже для тех из вас, кто не любит формулы -- это то, к чему вы вполне привыкли.
 Here's an example: if I were to tell you, let's play a little coin toss game, and I'm going to flip a coin, and if it comes up heads, I'm going to pay you 10 dollars, but you have to pay four dollars for the privilege of playing with me, most of you would say, sure, I'll take that bet. Because you know that the odds of you winning are one half, the gain if you do is 10 dollars, that multiplies to five, and that's more than I'm charging you to play. So, the answer is, yes. This is what statisticians technically call a damn fine bet. Now, the idea is simple when we're applying it to coin tosses, but in fact, it's not very simple in everyday life.  Вот пример: если бы я предложил вам сыграть в простую игру с подкидыванием монетки -- я подброшу монету и если она падает решкой, то я плачу вам 10 долларов, но вы должны заплатить 4 доллара за право сыграть со мной -- многие из вас скажут: «Конечно, я буду играть». Потому что вы знаете, что шансы выиграть -- это 1/2, выигрыш составляет 10 долларов, при умножении получаем 5, а это больше, чем я беру с вас за игру. Итак, правильный ответ -- да. Это то, что в терминологии статистиков называется  «чертовски хорошее пари». Итак, эта идея очень проста, когда мы применяем ее к подкидыванию монеты, но в действительности, она не так уж проста в повседневной жизни.
 People are horrible at estimating both of these things, and that's what I want to talk to you about today. There are two kinds of errors people make when trying to decide what the right thing is to do, and those are errors in estimating the odds that they're going to succeed, and errors in estimating the value of their own success. Now, let me talk about the first one first.  Люди ужасно плохо умеют оценивать оба этих фактора и об этом я и собираюсь сегодня вам рассказать. Есть два вида ошибок, которые совершают люди при попытке решить, как правильно поступить -- это ошибки в количественной оценке шансов на успех и ошибки в предположительной ценности этого успеха. Поговорим сперва о первом виде ошибок.
 Calculating odds would seem to be something rather easy: there are six sides to a die, two sides to a coin, 52 cards in a deck. You all know what the likelihood is of pulling the ace of spades or of flipping a heads. But as it turns out, this is not a very easy idea to apply in everyday life. That's why Americans spend more -- I should say, lose more -- gambling than on all other forms of entertainment combined.  Вычисление вероятностей кажется достаточно простой задачей: у игральной кости 6 граней, у монетки 2 стороны, 52 карты в колоде. Все вы знаете вероятность вытянуть туза пик или выкинуть решку. В то же время, оказывается, что эта идея не очень проста в применении к повседневной жизни. Поэтому американцы тратят больше -- я бы сказал, теряют больше -- играя в азартные игры, чем на все остальные развлечения, вместе взятые.
 The reason is, this isn't how people do odds. The way people figure odds requires that we first talk a bit about pigs. Now, the question I'm going to put to you is whether you think there are more dogs or pigs on leashes observed in any particular day in Oxford.  Причина в том, что люди оценивают вероятность не так. Каким образом люди прикидывают вероятности станет понятно после того, как мы поговорим о поросятах. Итак, я задам вам такой вопрос: Как вы считаете, кого -- собак или поросят на поводке -- можно встретить в отдельно взятый день в Оксфорде.
 And of course, you all know that the answer is dogs. And the way that you know that the answer is dogs is you quickly reviewed in memory the times you've seen dogs and pigs on leashes. It was very easy to remember seeing dogs, not so easy to remember pigs. And each one of you assumed that if dogs on leashes came more quickly to your mind, then dogs on leashes are more probable.  Конечно, вы все знаете, что ответом будет «собаки». А способ, которым вы руководствовались в выборе ответа: вы быстренько прикинули по памяти, сколько раз вы видели собак и поросят на поводке. Было очень легко вспомнить собак и не так легко вспомнить поросят. И тогда каждый из вас предположил, что если образ собаки на поводке быстрее приходит в голову, то собаки на поводке встречаются чаще.
 That's not a bad rule of thumb, except when it is. So, for example, here's a word puzzle. Are there more four-letter English words with R in the third place or R in the first place?  Это неплохой способ приближения -- кроме случаев, в которых он не работает. Вот, к примеру, словесная головоломка. Каких слов из четырех букв в английском больше -- с буквой R на третьем месте или на первом?
 Well, you check memory very briefly, make a quick scan, and it's awfully easy to say to yourself, Ring, Rang, Rung, and very hard to say to yourself, Pare, Park: they come more slowly. But in fact, there are many more words in the English language with R in the third than the first place. The reason words with R in the third place come slowly to your mind isn't because they're improbable, unlikely or infrequent.  Итак, вы по-быстрому ищете в памяти, делаете быстрое сканирование, и оказывается, что очень просто проговорить про себя: Ring, Rang, Rung, и очень тяжело придумать: Pare, Park -- эти слова приходят на ум медленнее. Но, в действительности, в английском есть намного больше слов с буквой R на третьем месте, чем на первом. Причина того, что слова с R на третьем месте приходят на ум медленнее не в том, что они реже встречаются, менее вероятны или не распространены.
 It's because the mind recalls words by their first letter. You kind of shout out the sound, S -- and the word comes. It's like the dictionary; it's hard to look things up by the third letter.  Причина в том, что мозг извлекает слова по первой букве. Вы как бы проговариваете первый звук, S -- и слово появляется. Это как словарь; было бы сложно искать там слова по третьей букве.
 So, this is an example of how this idea that the quickness with which things come to mind can give you a sense of their probability -- how this idea could lead you astray. It's not just puzzles, though. For example, when Americans are asked to estimate the odds that they will die in a variety of interesting ways -- these are estimates of number of deaths per year per 200 million U.S. citizens. And these are just ordinary people like yourselves who are asked to guess how many people die from tornado, fireworks, asthma, drowning, etc.  Итак, это пример того, как скорость, с которой вещи приходят в голову дает вам примерную оценку их вероятности -- как это может ввести вас в заблуждение. И это не просто головоломка. К примеру, когда американцев просят дать оценку шансам различных интересных вариантов их смерти -- это оценка количества смертей в год на 200 миллионов граждан США. И это просто обычные люди, такие, как вы, которых попросили предположить, сколько человек погибает от торнадо, фейерверков, астмы, тонет, и т.д.
 Compare these to the actual numbers. Now, you see a very interesting pattern here, which is first of all, two things are vastly over-estimated, namely tornadoes and fireworks. Two things are vastly underestimated: dying by drowning and dying by asthma. Why?  Сравните это с реальными цифрами. Мы видим здесь очень интересную закономерность. Во-первых, две оценки чрезмерно завышены, а именно: торнадо и фейерверки, и две оценки чересчур занижены -- это вероятность утонуть и умереть от астмы. Почему? Когда в последний раз вы взяли газету и в заголовке было «МАЛЬЧИК УМЕР ОТ АСТМЫ»?
 When was the last time that you picked up a newspaper and the headline was, "Boy dies of Asthma?" It's not interesting because it's so common. It's very easy for all of us to bring to mind instances of news stories or newsreels where we've seen tornadoes devastating cities, or some poor schmuck who's blown his hands off with a firework on the Fourth of July. Drownings and asthma deaths don't get much coverage.  Это не интересно, потому что это так распространено. Нам чрезвычайно легко вызвать воспоминания новостных колонок или телехроники, где мы видели торнадо, опустошающие города, или как какому-то несчастному идиоту оторвало руки петардой на День Независимости. Утонувшие и умершие от астмы почти не получают освещения в СМИ.
 They don't come quickly to mind, and as a result, we vastly underestimate them. Indeed, this is kind of like the Sesame Street game of "Which thing doesn't belong?" And you're right to say it's the swimming pool that doesn't belong, because the swimming pool is the only thing on this slide that's actually very dangerous. The way that more of you are likely to die than the combination of all three of the others that you see on the slide.  Они не так быстро приходят на ум, и, как результат, мы очень сильно их недооцениваем. И в самом деле, вот игра наподобие задачки из «Улицы Сезам», где спрашивается «Что здесь лишнее?» И вы будете правы, заявив, что лишний тут бассейн, потому что бассейн -- это единственная вещь на этом слайде, которая действительно очень опасна. Шансы утонуть в нем намного больше, чем совокупность всех остальных трех факторов на картинке.
 The lottery is an excellent example, of course -- an excellent test-case of people's ability to compute probabilities. And economists -- forgive me, for those of you who play the lottery -- but economists, at least among themselves, refer to the lottery as a stupidity tax, because the odds of getting any payoff by investing your money in a lottery ticket are approximately equivalent to flushing the money directly down the toilet -- which, by the way, doesn't require that you actually go to the store and buy anything. Why in the world would anybody ever play the lottery?  Лотерея -- это, конечно, отличный пример, отличный индикатор человеческих возможностей по подсчету вероятностей. И экономисты -- пусть извинят меня те, кто играет в лотерею -- но экономисты, по крайней мере, между собой, называют лотерею вкладывая ваши деньги в лотерейный билет, приблизительно равны тому, что вы просто смоете деньги напрямую в туалет -- для чего, кстати, не нужно тащиться в киоск и ничего там не покупать. Так с какой же стати кто-нибудь когда-нибудь будет играть в лотерею?
 Well, there are many answers, but one answer surely is, we see a lot of winners. Right? When this couple wins the lottery, or Ed McMahon shows up at your door with this giant check -- how the hell do you cash things that size, I don't know. We see this on TV; we read about it in the paper. When was the last time that you saw extensive interviews with everybody who lost?  Ну, есть много ответов, но один из ответов, несомненно, в том, что мы видим много победителей. Правда? Когда эта пара выигрывает лотерею, или Эд МакМэхон появляется у вас в дверях с этим гигантским чеком -- как вообще, черт побери, можно обналичить штуку такого размера -- я не знаю. Мы видим это на телевидении, мы читаем об этом в газетах. Когда в последний раз вы видели подробные интервью со всеми, кто проиграл?
 Indeed, if we required that television stations run a 30-second interview with each loser every time they interview a winner, the 100 million losers in the last lottery would require nine-and-a-half years of your undivided attention just to watch them say,. Me? I lost. "Me? I lost.". Now, if you watch nine-and-a-half years of television -- no sleep, no potty breaks -- and you saw loss after loss after loss, and then at the end there's 30 seconds of, "and I won," the likelihood that you would play the lottery is very small.  В самом деле, если бы мы потребовали, чтобы телеканалы показывали 30-ти секундное интервью с каждым проигравшим каждый раз, когда они интервьюируют одного победителя, для 100 миллионов проигравших в последней лотерее потребуется девять с половиной лет вашего непрерывного внимания, только чтоб посмотреть, как они говорят:. И вот, если вы будете девять с половиной лет смотреть телевизор -- без сна, без перерывов -- и вы видите проигрыши еще, и еще, один за другим. и наконец в финале пускают 30-ти секундное «а я выиграл», тогда шансы того, что вы бы играли в лотерею, были бы очень маленькими.
 Look, I can prove this to you: here's a little lottery. There's 10 tickets in this lottery. Nine of them have been sold to these individuals.  Глядите, я могу это вам доказать: вот небольшая лотерея. В этой лотерее 10 билетов. Девять из них были проданы этим личностям.
 It costs you a dollar to buy the ticket and, if you win, you get 20 bucks. Is this a good bet? Well, Bernoulli tells us it is. The expected value of this lottery is two dollars; this is a lottery in which you should invest your money.  Стоимость билета -- один доллар, а если вы выигрываете, то получаете 20 долларов. Выгодно ли это? Бернулли говорит нам: ожидаемый выигрыш в этой лотерее равняется двум долларам, это лотерея, в которую стоит вложить деньги. И большинство людей скажут: «ОК. Я сыграю».
 And most people say, "OK, I'll play.". Now, a slightly different version of this lottery: imagine that the nine tickets are all owned by one fat guy named Leroy. Leroy has nine tickets; there's one left.  А теперь немного видоизмененная версия этой лотереи: представьте, что все девять билетов принадлежат одному толстяку по имени Лерой. У Лероя девять билетов; остается один билет. Захотите ли вы его? Большинство людей откажется играть.
 Do you want it? Most people won't play this lottery. Now, you can see the odds of winning haven't changed, but it's now fantastically easy to imagine who's going to win. It's easy to see Leroy getting the check, right?  Итак, вы видите, что шансы выигрыша не изменились, но теперь предельно ясно можно представить, кто выиграет. Очень легко представить Лероя, который получает чек, правда? Вы не можете сказать себе: «Мои шансы выиграть такие же, как у остальных», потому что они не такие, как у Лероя.
 You can't say to yourself, "I'm as likely to win as anybody," because you're not as likely to win as Leroy. The fact that all those tickets are owned by one guy changes your decision to play, even though it does nothing whatsoever to the odds. Now, estimating odds, as difficult as it may seem, is a piece of cake compared to trying to estimate value: trying to say what something is worth, how much we'll enjoy it, how much pleasure it will give us.  Тот факт, что все эти билеты принадлежат одному парню, меняет наше решение, играть или нет, несмотря на то, что он совершенно не влияет на вероятности. При этом, оценка шансов, какой бы сложной она не казалась, это ничто по сравнению с попытками определить ценность: попытками сказать, сколько что-нибудь стоит, как сильно мы будем этим наслаждаться, как много радости нам это принесет. Я хочу рассказать об ошибках в определении ценности.
 I want to talk now about errors in value. How much is this Big Mac worth? Is it worth 25 dollars? Most of you have the intuition that it's not -- you wouldn't pay that for it.  Сколько стоит Биг Мак? Стоит ли он 25 долларов? Большинство из вас интуитивно чувствуют, что нет -- вы не согласны столько заплатить. Но фактически, для того, чтобы решить, стоит ли Биг Мак 25 долларов, нужно задать один единственный вопрос:.
 But in fact, to decide whether a Big Mac is worth 25 dollars requires that you ask one, and only one question, which is: What else can I do with 25 dollars? If you've ever gotten on one of those long-haul flights to Australia and realized that they're not going to serve you any food, but somebody in the row in front of you has just opened the McDonald's bag, and the smell of golden arches is wafting over the seat, you think, I can't do anything else with this 25 dollars for 16 hours. I can't even set it on fire -- they took my cigarette lighter!  Если бы вы когда-нибудь летели этим дальним рейсом в Австралию и вдруг обнаружили бы, что еду подавать не будут, а на переднем сиденье кто-то открыл бы пакет из Макдоналдса, и запах «Золотой буквы М» распространился бы над сиденьем -- вы бы подумали:. Мне нечего делать с этими 25-ю долларами в ближайшие 16 часов. Даже сжечь их не могу -- у меня забрали мою зажигалку!
 Suddenly, 25 dollars for a Big Mac might be a good deal. On the other hand, if you're visiting an underdeveloped country, and 25 dollars buys you a gourmet meal, it's exorbitant for a Big Mac. Why were you all sure that the answer to the question was no, before I'd even told you anything about the context?  Тогда, вдруг, 25 долларов за Биг Мак показались бы вам хорошей сделкой. С другой стороны, если вы приезжаете в неразвитую страну и за 25 долларов можете поесть в лучшем ресторане, то это непомерно много для Биг Мака. Почему же все вы были так уверены, что ответом будет «нет» еще до того, как я что-либо сообщил о контексте?
 Because most of you compared the price of this Big Mac to the price you're used to paying. Rather than asking,. What else can I do with my money, comparing this investment to other possible investments, you compared to the past. And this is a systematic error people make.  Потому, что большинство из вас сравнили цену этого Биг Мака с той ценой, которую вы привыкли платить. Вместо того, чтобы спросить: с другими возможными вложениями, вы сравнили его с прошлым. И люди систематически совершают эту ошибку. Вы знаете, что платили за это 3 доллара в прошлом; 25 -- это грабительство.
 What you knew is, you paid three dollars in the past; 25 is outrageous. This is an error, and I can prove it to you by showing the kinds of irrationalities to which it leads. For example, this is, of course, one of the most delicious tricks in marketing, is to say something used to be higher, and suddenly it seems like a very good deal.  В этом ошибка, и я могу доказать вам это, показав, к каким несуразицам это ведет. К примеру -- это, конечно, одна из самых прелестных хитростей в маркетинге -- сказать, что раньше что-то стоило дороже, и вдруг оно начинает казаться очень привлекательным. Когда людей спрашивают о двух разных работах: работе, где платят 60, потом 50, а потом 40 тысяч в год, работа, где каждый год урезают зарплату, и другой, на которой вы получаете повышение зарплаты, людям больше нравится вторая работа, хотя все были осведомлены, что в сумме они заработают меньше. Почему?
 When people are asked about these two different jobs: a job where you make 60K, then 50K, then 40K, a job where you're getting a salary cut each year, and one in which you're getting a salary increase, people like the second job better than the first, despite the fact they're all told they make much less money. Why? Because they had the sense that declining wages are worse than rising wages, even when the total amount of wages is higher in the declining period. Here's another nice example. Here's a $2,000 Hawaiian vacation package; it's now on sale for 1,600.  Потому что им просто казалось, что уменьшение зарплаты хуже, чем повышение зарплаты, несмотря на то, что в сумме денег получится больше за период понижения. Вот еще один интересный пример. Есть тур на Гавайи за 2 000 долларов, сейчас он распродается за 1 600. Предположим, вы бы хотели поехать на Гавайи -- купили бы вы этот тур?
 Assuming you wanted to go to Hawaii, would you buy this package? Most people say they would. Here's a slightly different story: so you decide to mull it over for a week. By the time you get to the ticket agency, the best fares are gone -- the package now costs 1,500. Would you buy it? Most people say, no.  Большинство людей скажут «да». А вот немного другая вариация: тур на Гавайи за 2 000 сейчас продается за 700 долларов, и вы решаете подумать недельку. Когда вы возвращаетесь в турагентство, туры по низкой цене уже распроданы, и сейчас этот же тур стоит 1 500. Купите ли вы его? Большинство ответит «нет». очему? Потому что раньше он стоил 700, и я ни за что не заплачу 1500 за то, что стоило 700 на прошлой неделе.
 Why? Because it used to cost 700, and there's no way I'm paying 1,500 for something that was 700 last week. This tendency to compare to the past is causing people to pass up the better deal. In other words, a good deal that used to be a great deal is not nearly as good as an awful deal that was once a horrible deal. Here's another example of how comparing to the past can befuddle our decisions.  Эта склонность к сравнению с прошлым приводит к тому, что люди упускают лучшие предложения. Другими словами, хорошее предложение, которое было отличным предложением, не так хорошо, как плохое предложение, которое раньше было ужасным предложением. Вот еще один пример того, как сравнение с прошлым может сбить нас с толку при принятии решений. Представьте, что вы идете в театр.
 Imagine that you're going to the theater. You're on your way to the theater. In your wallet you have a ticket, for which you paid 20 dollars.  Вы по дороге в театр. В кошельке у вас билет, за который вы заплатили 20 долларов. Вдобавок у вас есть 20-ти долларовая купюра.
 You also have a 20-dollar bill. When you arrive at the theater, you discover that somewhere along the way you've lost the ticket. Would you spend your remaining money on replacing it?  Когда вы приходите в театр, вы обнаруживаете, что по дороге вы где-то потеряли билет. Потратите ли вы оставшиеся деньги на новый? Большинство ответит «нет».
 Most people answer, no. Now, let's just change one thing in this scenario. You're on your way to the theater, and in your wallet you have two 20-dollar bills.  Теперь, давайте изменим всего лишь одну деталь. Вы на пути в театр, и в вашем кошельке две 20-ти долларовые купюры. Когда вы приходите, то обнаруживаете, что потеряли одну из них.
 When you arrive you discover you've lost one of them. Would you spend your remaining 20 dollars on a ticket? Well, of course, I went to the theater to see the play.  Потратите ли вы оставшиеся 20 долларов на билет? Да, конечно -- я шел в театр, чтобы увидеть спектакль. Какое отношение к этому имеет потеря 20-ти долларов?
 What does the loss of 20 dollars along the way have to do? Now, just in case you're not getting it, here's a schematic of what happened, OK? Along the way, you lost something.  Если вы еще не поняли, вот схематическое изображение того, что произошло. ОК? По дороге, вы что-то потеряли. В обоих случаях это был клочок бумаги.
 In both cases, it was a piece of paper. In one case, it had a U.S. president on it; in the other case it didn't. What the hell difference should it make?  В одном случае, на нем был изображен президент США, в другом -- нет. Какая разница, черт побери? Разница в том, что когда вы потеряли билет, то подумали:.
 The difference is that when you lost the ticket you say to yourself, I'm not paying twice for the same thing. You compare the cost of the play now -- 40 dollars -- to the cost that it used to have -- 20 dollars -- and you say it's a bad deal. Comparing with the past causes many of the problems that behavioral economists and psychologists identify in people's attempts to assign value.  Я не собираюсь платить дважды за одно и то же. Вы сравнили теперешнюю цену спектакля -- 40 долларов -- с ценой, которая была в прошлом -- 20 долларов -- и решили, что это цена плохая. Сравнение с прошлым -- это причина многих проблем, распознаваемая поведенческими экономистами и психологами в попытках людей определить ценность вещей.
 But even when we compare with the possible, instead of the past, we still make certain kinds of mistakes. And I'm going to show you one or two of them. One of the things we know about comparison: that when we compare one thing to the other, it changes its value.  Но даже когда мы сравниваем с реальными альтернативами, а не прошедшими, мы все равно совершаем определенные ошибки. Я покажу вам пару таких ошибок. Один из фактов, который мы знаем о сравнении: в процессе сравнения одной вещи с другой, ее ценность меняется.
 So in 1992, this fellow, George Bush, for those of us who were kind of on the liberal side of the political spectrum, didn't seem like such a great guy. Suddenly, we're almost longing for him to return. The comparison changes how we evaluate him.  Так, в 1992, этот человек, Джордж Буш, тем из нас, кто находился в либеральной части политического спектра, не казался таким уж отличным парнем. И вдруг, мы практически молим о его возвращении. Сравнение меняет наше мнение о нем.
Категория: TED и вокруг | Добавил: (03.10.2014)
Просмотров: 814
    
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
РЕГИСТРАЦИЯ ВХОД